GBE

Че

Чебоксары, чебуреки, чемоданы.
Через небо переброшенные трапы.
Привокзальные прокуренные дамы
Подают тебе ухоженные лапы.

Куришь нервно и глядишь куда-то мимо,
Всё к сырой земле прикладываешь ухо –
За тобой который год неуловимо
Ходит черная зловредная старуха.

И куда б тебя судьба не заносила,
Вытесняя чувством долга чувство меры
Ты повсюду сеешь зубы крокодила –
Вырастают не друзья, а браконьеры.

Этот мир такой до боли настоящий –
Серый поезд, хрип гармошки, запах псины.
Ищешь детство, заколоченное в ящик,
И надежды – золотые апельсины.
GBE

Монолог циника, пьющего за чужой счет

Если нет никаких перспектив,
И т.д., и т.п.,
То сиди и читай детектив
В полутемном купе.
За окном - белый лист
И заборов неровный курсив -
Бог - плохой беллетрист,
Вот сиди и читай детектив.

Если поздно менять эпилог 
И пускаться в бега,
То сиди, изучай потолок
В глубине кабака.
Полетят с верхотур
Сто напастей в неведомый срок -
Бог - плохой штукатур,
Вот сиди, изучай потолок.

Если ждет впереди нищета
От сумы до ума,
Если нечем платить по счетам,
То гуляй задарма.
Столько правильных книг,
Столько пьяных дурных пантомим -
Бог - отличный шутник,
Я хожу и смеюсь вместе с ним.
GBE

Noname №1 (пародия)

Эх, люблю пародировать этого автора, ничего не могу поделать... С наступлением весны всех вас, друзья!


Оригинал:

Ловил кусочки ненаписанных стихов,
Фрагменты книг, которые едва ли
Напишет...
Ждал приход весны. Каков
Он будет?
Хочется, чтоб стали
Все дни светлее и теплей,
А воздух солнечней и чище.
Он так давно не видел кораблей,
Несущихся ручьями...
И не ищет.
Зато на грядках недовысохших проталин,
Ежи осенней перевысохшей травы,
Тихонько спят.
Наверное устали.
Их будит солнце,
Нежно обратясь на «Вы».

© TEODDOR

Пародия:

Ловили нотки голосов в сердечной гамме,
Cмеялись, пели, целовались на виду.
И нас двоих, едва несущихся ногами,
Застал закат в пустом сентябрьском саду.
И наши очи залепляла облепиха,
И наши плечи укрывал небесный флёр...

О, как прекрасен после недоперепиха
Осенним утром недовыбритый бобер!
И я открыл чуть перевспененное пиво,
И съел чуть-чуть недопросроченной халвы.
Ты так недопередаваемо красива,
Что я от нежности позвал тебя на Вы:
"Вы кто? Откуда? Почему Вы не одеты?
А ну покиньте поскорее частный сад!"
И все. Ушла недолюбовь, мечта поэта.
Мелькнул за яблоней довышлепаный зад.

Мужчина должен быть слегка перебрутален,
Снимать почаще недокрасные очки -
От слез на грядках недовысохших проталин
У нас порой пересыхают кабачки.

© GoodBadEvil
  • Current Music
    Х... П... Жигурда!
GBE

Вьюга

Так что, вьюга, мети, мети…
Где-то бродит февраль-метис,
Черным оком буравит наст –
Он однажды отыщет нас.
А пока что уйдем за лес,
Чтоб на белой лежать золе.
Там за лесом, в густых снегах
Ходят звери о двух ногах,
Сами в шубах, душой наги,
И для них все вокруг враги.
Им линялых берез окрас
Не по вкусу, а нам – как раз.
Им дубовых ворот оскал
Греет сердце, а нам – тоска.
Я и сам был таким же, но
Стала вьюга моей женой.
Стало сердце, как снежный ком.
Нам ли, вьюга, грустить о ком?
Так что, вьюга, мети, мети,
Так что, вьюга, мети, мети…
GBE

Универсальное патриотическое

Океан пришел в движение,
Небеса золой окрашены.
Посреди – идет сражение:
Наши борются с Не-нашими.

То звезда горит кровавая,
То река течет багровая.
И за Нами – дело правое,
А за Ними – дело плёвое.

Наши души пышут домнами,
Мы горим за Наше заживо.
А Они, с сердцами темными,
Строят козни против Нашего.

Выше Наших строят статуи,
Из себя-то строят, пыжатся.
Это всё Они, треклятые,
Из-за них нам тяжко дышится.

Но вчера в красивых смокингах
Выступали Наши дикторы:
Мол, еще чуть-чуть хардвокинга
И за Нами будет виктори.

Сокрушим тяжелым молотом
Цитаделей монолиты мы.

И по нимбам Их расколотым
Прогуляемся копытами.
GBE

Скрипящая кровать (посвящается анониму)

Вам писали когда-нибудь анонимки?
Мне недавно первый раз написали. Я в полном восторге! Просто не могу не поделиться.
Вот это было подброшено нам в почтовый ящик:



Честное слово, ничего у нас не скрипит!
Набросал вот такой ответ, вечером повешу в холле подъезда:


Уважаемый Аноним!

Из Вашего письма мы с удивлением узнали, что у нас во дворе кто-то живет. Вероятно, Вы ошибаетесь. Если речь о работниках, убирающих территорию, то вряд ли они живут на улице. По крайней мере, ни землянок, ни шалашей мы не видели.


В любом случае, нам непонятно, почему нужно платить кому-то сто рублей за надругательство над хорошей итальянской кроватью. Которая к тому же не скрипит.


Возможно, Вы просто неправильно определили источник звука. Уверяем, у нас ничего не скрипит. Если Вы не верите, то ждем в гости. Попьем чаю, заодно лично проверите нашу кровать.

Нам кажется, что общение с людьми - это более конструктивный путь, нежели подбрасывание анонимок в их почтовый ящик.

P.S. Ваша анонимка вдохновила нас на сочинение небольшого стихотворения, которым мы и делимся с Вами:

Спалось неважно москвичам,
Такое дело:
Кровать скрипела по ночам,
Кровать скрипела.

Мело, мело по всей земле,
И вот вам нате –
В февральской неуютной мгле
Скрипят кровати!

То в южных ритмах ча-ча-ча,
То чуть несмело
Кровать скрипела по ночам,
Кровать скрипела.

“Положен ночью тихий час.
С утра – работа.
Когда у нас в последний раз
Скрипело что-то?

Пора изгнать отсюда зло
За сто парсеков,
Пойти во двор, залезть в дупло –
Позвать узбеков.”

Впились, стамесками стуча,
В резное тело.
Чтоб не скрипела, по ночам,
Чтоб не скрипела!

И эстетизму вопреки,
Зачем – не ясно
В кровать вогнали уголки
Крестообразно…

Был нем февральский небосвод,
Но то и дело
Скрипели стол, диван, комод,
И жизнь кипела.
GBE

Из протокола


Вышел месяц из тумана,
Вынул ножик из кармана.
Буду резать, буду бить,
Все равно тебе водить.

Вышел он из тумана, помнится, в пять утра.
Угрожал, что убьет. За словом не лез в карман.
Вынул финку. Ударил. Видишь – в груди дыра?
Вот те крест, гражданин начальник, я не был пьян.

Нынче всякий готов прирезать за медный грош,
Только мне не в первой – видал и острей ножи.
Он случайно упал три раза на свой же нож.
Вот те крест, гражданин начальник. Пиши, пиши.

Рассуди, гражданин начальник Всесильный Бог,
В этой глупой игре кто жертва, а кто бандит.
Новый месяц родился - даром, что прежний сдох.
Почему же опять мне выпал черед водить?

Сделай так, чтоб прошла извечная боль в груди!
Чтобы память от сих до сих проглотил туман!
Разреши перекур. А дальше… ты сам… води…

Извини, гражданин начальник. Немного пьян.
GBE

Несерьезное...

Вот такое пятничное настроение в рабочую субботу.

Пригласили на митинг... Я подумал как раз:
Должен стать каждый нытик бунтарем хоть на час.
К строгой тройке на пару - майка с выцветшим Че,
Эх, пройдусь по бульвару, да с бревном на плече!
А за мной - транспаранты и призывы "Долой!"
Я овчар для баранты - ух, какой удалой!
Как взойду на трибуну, да как речь затяну:
Аж до неба доплюну, перестрою страну.
Гнев рабочего люда расцветет кумачом...
...А с утра позабуду, говорил я о чем.
Стану свечкой убогой в непроглядном дыму.
Вел же верной дорогой! Вот бы вспомнить: к чему?
А потом, значит, нюни распущу и вообще...
"Зря ты пил накануне!" - скажет выцветший Че.
GBE

Ледокол

Я превращаюсь в ледокол. Я недруг берегу нагретому. 
Экватор стиснул мне виски, мои мечты унес Гольфстрим.
Мои глаза изъела соль, а сердце - злоба, и поэтому
В объятьях северной тоски я буду цел и невредим.

Стучат по пирсу каблуки - твои шаги как многоточия.
Спадают волосы на грудь клубками желтотелых змей.
Тебя целуют моряки и разные-другие-прочие.
Оставь же, вычеркни, забудь и вспоминать меня не смей.

Сорвать бы якорь, а потом зарыться в лед по ватерлинию.
Остыть, промерзнуть до кости, с бортов смывая акварель.
И рвать иссиня-черным ртом морскую плоть зелено-синюю,
Пока не встречу на пути торпеду, рифы или мель.

Чтоб поперек земных широт царапать льды стальными ребрами,
Чтоб непременно потонуть, смеясь отчаянно и зло.
Но лишь бы не вернуться в порт, где вдовы с лицами недобрыми
Где ты сказала "В добрый путь", разбив о палубу стекло.
GBE

Застывшие

Увяз рассвет в топленом молоке.
Чуть дрогнула оконная заплата.
Застыл комар на бледном потолке,
Во чреве пряча зернышко граната.

Вот так приходит новое “вчера”,
Вползает холодок под одеяло.
У сентября повадки комара
И острое отточенное жало.

Он осторожен. Сутки напролет
Играет показную добродетель,
Покуда показания дает
Термометр – единственный свидетель.

Из клеток, разместившись в три ряда,
Выглядывают грустные арбузы.
Несет по тесным улицам вода
Зонтов и капюшонов сухогрузы.

Плывут, плывут, плывут, не торопясь,
Скамеек перевернутые кили.
А мы с тобой, не открывая глаз,
Навеки в этой осени застыли.